Семантизация музыкального языка и этапы стилевой эволюции

Информация » Три поколения композиторов-романтиков и их отношение к синтетическим жанрам » Семантизация музыкального языка и этапы стилевой эволюции

Страница 2

Когда Гофман писал о музыке, которая — единственная из всех искусств — «имеет своим предметом бесконечное [ .] открывает человеку неведомое царство, мир, не имеющий ничего общего с внешним, чувственным миром, который его окружает и в котором он оставляет все свои определенные чувства, чтобы предаться несказанному томлению»[6][6], он (Гофман) мечтал именно о таком, третьем этапе эволюции музыкального стиля. Впрочем, «чистый» инструментализм никогда не бывает до конца «очищен» от влияния внемузыкальной образности («внешнего, чувственного мира»), поскольку семантизированная интонационность успела на предыдущих этапах становления стиля вобрать в себя образно-смысловой заряд словесности.

Тонкое понимание закономерностей такого рода высказано в статье Р.Шумана 1839 года о Ноктюрнах и «Салонных пьесах» А.Феска. Тут есть специальное рассуждение о том, в каком случае словесная программа нужна, а в каком нет, и почему «[ .] содержание своих "Салонных пьес", — пишет Шуман, — композитор уточнил эпиграфами из стихотворений Генриха Шюца. В ноктюрнах слов не потребовалось, так как все они выдержаны в старом, знакомом характере, полюбившемся нам еще со времен Фильда».[7][7]

Происшедшая с музыкальным языком семантизация — необратима. И для внесения в музыку новых смысловых сфер приходится обновлять и «перекодировать» набор языковых элементов, создавая при этом новый стилевой норматив.

Р.Шуман, стараясь помочь своим современникам осознать закономерность эволюции жанра симфонии от бетховенского «чистого» инструментализма к программному инструментализму романтиков, дал разъяснение этого сложного музыкально-исторического вопроса почти беллетристично (в виде воображаемого диалога между дилетантом отсталых, консервативных взглядов, с одной стороны, и сторонником прогресса, с другой). В статье 1836 года он пишет: «Нередко случается, что мы, художники, честно просидев полдня за работой, попадаем в окружение дилетантов, и притом самых опасных, так как они знают симфонии Бетховена. "Сударь, — начинает первый, — истинное искусство в лице Бетховена достигло своей вершины; всё, что выходит за эти рамки, — грех, мы непременно должны возвратиться на прежний путь". " Сударь, — отвечает другой, — вы не знаете молодого Берлиоза; с него начинается новая эра, музыка вновь вернется к тому, с чего она начала, то есть к речи и во имя речи". "Это намерение, — вставляет первый, — довольно ясно видно и в увертюрах Мендельсона”»[8][8].

Страницы: 1 2 

Информация о музыке:

Диспозиция органа Домского собора в Риге
«Эберхард Фридрих Валькер», 124/IV/P, Opus 413, 1882/1883, Людвигсбург (Германия) I. Мaнуал – Hauptwerk (C–f3) 41. Principal 16’ 40. Flauto major 16’ 39. Viola di Gamba 16’ 51. Octav 8’ 50. Hohlflöte 8’ 49. Viola di Gamba 8’ 48. Doppelfloete 8’ 47. Gemshorn 8’ 46. Quintatön 8’ 45. Bourdon ...

Метроритмика
Ритм: в целом ритмический рисунок достаточно сложный. Характерные ритмические фигуры – пунктирный ритм, триоли. Основой ритмического движения для всех партий является пунктирный ритм (рис.1) (восьмая с точкой и шестнадцатая). В 22-23 т. есть дробление ритма у сопрано, альтов и теноров (триоли) для ...

Основные вокальные принципы Мазетти
Принцип № 1: Живой звук В каждом блоке из мрамора писал Мазетти я вижу, статую , как будто она уже готовая стоит предо мной, совершенные формы и динамику действия .У меня есть возможность только рубить шероховатые стенки, Лучший художник, мысли которого содержатся в мраморной оболочке; рукой скульп ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fairmusic.ru