Джаз в жизни

Хоть мы и не сверхлюди, но это свойство имеет для нас некую неодолимую привлекательность. И мы тоже порой джазуем.

Самый классический образец джазмена в жизни - это джентльмен-денди. Безукоризненный денди в светском обществе только и делает, что джазует. Именно потому он и попал на перо Оскара Уайльда. Безукоризненный - значит и неуязвимый. Однако позволь он себе хоть какое-нибудь непосредственное душевное движение, он перестает быть неуязвимым. Ведь это означает, что он к чему-то небезразличен, а следовательно - уязвим. Он перестает быть и безукоризненным, поскольку выбивается из стиля. А значит, перестает быть джентльменом в его абсолютном значении.

Главное, чтобы его поступки не были непосредственными. Это вовсе не подразумевает чопорность. Он может расширить стиль и сделать нечто непредусмотренное уже в расширенных рамках. Тогда внешне он становится еще более индивидуален, но остается так же безличен внутренне. В непосредственном поступке есть какая-то неопрятность, несогласованность с чистым эстетизмом. Совершите тот же поступок в рамках стиля, продуманно, и вы останетесь джентльменом. Вы останетесь джазменом - обаятельным, сверхсильным. На каком-то этапе опытный джазмен разрабатывает стиль уже чисто интуитивно. Как-то это у него получается само собой. Но с каждым джазовым поступком чуть-чуть, едва заметно притупляется его душа. А главное - он становится все более безличен. Форма начинает слишком активно воздействовать на содержание. На одном полюсе джазовых образов - ницшеанский сверхчеловек, на другом - манекен из магазина одежды.

Джазмену нужен зритель. Оставьте джазмена одного, совсем одного. Что он будет делать? Ответить на это я не берусь. Там, где речь заходит о глубине, о серьезной работе души, чистому "бытовому" джазмену делать нечего.

Джазмен может очень много думать о своей одежде. И тут ему тоже нужен зритель. Однако представлять себе этот джазмен будет не то, как появится в своем превосходном смокинге перед обычной или даже необычной публикой. Нет, он представит себе, как в этом смокинге невозмутимо принимает самого дьявола или так же невозмутимо летит к Господу Богу мимо восхищенных, любующихся отливом ткани ангелов. Джазу чужд психологизм.

Да, джаз привлекает нас. В нем есть что-то, что сладко мечтается нашему воображению - его сила, его невозмутимость, его неотразимое обаяние. Нам приятно общаться с "джазменом". Он не позволит себе грубость или бестактность. Мы даже будем ему в чем-то завидовать. Но великое безумство Дон-Кихота, бесконечное стремление Фауста, высокая смятенная неопрятность героев Достоевского всегда будут сиять нам огнем более чистым, глубоким и человечным.

Информация о музыке:

Опера Джузеппе Верди "Набукко" (Nabucco)
Опера Джузеппе Верди "Набукко" (Nabucco) Ирина Коткина Опера в четырёх действиях; либретто Ф. Солеры. Первая постановка: Милан, театр "Ла Скала", 9 марта 1842 года. Действующие лица: Набукко (баритон), Абигайль (сопрано), Захария (бас), Измаил (тенор), Фенена (меццо-сопрано). Де ...

Блюз
Это музыка "черных" американцев. Многие песни - грустные. В основе мелодий блюзов - особенный звукоряд, называемый блюзовой гаммой. С 50-х годов элементы блюза появляются и в музыке "белых". Бесси Смит: "Nobody Knows You When You're Down and Out" (1929). Джон Ли Хукер: ...

Badfinger
Badfinger Пит Хэм (р. 27 апреля 1947, Сванси, Англия, у. 24 апреля 1975, Вейбридж, Англия; вокал), Майк Гиббинс (р. 12 марта 1949, Сванси, Англия; ударные), Том Эванс (Томас Эванс, р. 5 июня 1947, Ливерпуль, Англия, у. 19 ноября 1983, Сарри, Англия; гитара) и Рон Гриффитс (Рональд Ллевеллин Гриффит ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fairmusic.ru