Джаз в литературе и философии

Информация » Психология джаза » Джаз в литературе и философии

Страница 1

Итак, если мы поставим знак тождества между нашими определениями, то получится, что отсутствие содержания при полноте и единстве стиля - это джаз. Безличие, "имморализм" и отсутствие психологизма при внешней индивидуальности - также джаз. Сделав такую замену, мы обнаружим, что джаз существовал раньше, и до того, как появился соответствующий стиль музыки.

Не буду искать джаз в культуре времен отдаленных. Это - задача отдельного, подробного исследования. Здесь же я хочу остановиться лишь на двух выдающихся "джазменах" девятнадцатого века.

Если вы читали пьесы Оскара Уайльда, то наверняка помните его неотразимых лордов, сыплящих завлекательными парадоксами. По ходу сюжета Уайльд хочет приписать им разные психологические мотивы и нравственные качества. Однако, к счастью, он делает это не очень активно. И в нашей памяти эти люди только безупречно "джазуют". Пьеса "Как важно быть серьезным", например, буквально вся соткана из джаза, из полного совершенства стиля ее героев. Что скрывается за этим стилем - нам, в первую очередь, совершенно неинтересно. Нас захватывает сам стиль, так сказать, свинг парадоксов. Будучи комедией, пьеса удачно выдерживает этот стиль, не загружая нас психологией. Однако удается это Уайльду далеко не всегда. Оскар Уайльд - джазмен не до конца последовательный. Он слишком психолог, чтобы совершенно игнорировать мотивы джазменства своих героев. В пьесе "Идеальный муж" лорд Горинг - главный джазмен этой пьесы - произносит такую фразу: "Жизнь слишком важна, чтобы говорить о ней серьезно". Через эту фразу Уайльд пытается объяснить психологию своего героя. На первый взгляд фраза эта может показаться содержательной, даже глубокой, но в сущности это типичный джазовый парадокс, который содержателен и индивидуален только внешне. Джаз все-таки одержал здесь победу над психологией.

Но есть в пьесе и момент куда более серьезный - момент, когда джаз ставится в тупик. К лорду является некая особа и предлагает ему совершить подлость. От подобной встречи с необходимостью нравственного выбора джаз (в том виде, каким он предстает у Уайльда) просто-напросто должен испариться, обратиться в дым. Нравственная дилемма - казалось бы, это безотказный, смертоносный прием против джаза.

Но не мог же Уайльд в самом деле ни с того, ни с сего превратить своего героя в ничто. И лорд Горинг добросовестно демонстрирует нам свое возмущенное благородство. Обратного и быть не могло. Ведь джаз так обаятелен, так привлекает нас к себе. Он привлекает нас по праву стоящего вне нравственных категорий - по праву сверхсильного. А мы хотим видеть сверхсильного добрым, и не можем представить себе джаз злым, а уж тем более - подлым. И обаяние джаза (а обаяние - всегда сила) заставляет нас и Уайльда приписывать джазу то, чего в нем вообще не может быть. Джаз - абсолютный нравственный нуль. Мораль - это плюс, аморальность - минус,а нуль - "имморализм".

И тут мы подходим к величайшему философу-джазмену - Ницше. Ницше - джазмен лишь в конечном пункте своего учения, в пресловутой утопии с участием сверхчеловека. Но какой это джаз! Ницше, сам того не ведая, нашел выход из проблемы, которую поставил перед джазом Оскар Уайльд. Тот, сталкивая джаз со злом, возвращается к человеческому и делает джаз добрым. Ницше куда более принципиален в этом вопросе. Устами Заратустры он говорит нам: "Не гневом убивают, но смехом. Вперед!" Это - ответ существа, стоящего по ту сторону добра и зла. Смех этот не имеет ничего общего со смехом обличительным, сатирическим и т.д. Смех этот, по существу, и есть джаз. Он подпадает подо все определения, которые мы выработали для джаза. "Не гневом убивают, но джазом". Вот где джаз достигает своего наивысшего выражения. Мы-то, по наивности своей, вместе с Уайльдом полагали, что джаз испарится лишь только завидев физиономии добра и зла. Мы хотели сверхсильного подогнать под наши категории слабых. Ан нет: это добра и зло покидают поле битвы, ибо они слабее нравственного нуля, возвышающегося на равном удалении от них.

Как бы ни был эстетически хорош этот выход, он, конечно, абсолютно неосуществим. Нам предлагается джазовать перед лицом нравственного выбора, лишив себя всего человеческого. Это своего рода утопический героизм - мечта сделать себя нечувствительным к любой боли. И тогда муки выбора, увидев свое бессилие перед тобой, в ужасе разбегутся.

Ницше - это, как выразился Томас Манн, "самый законченный, самый безнадежный эстет, какого знала история культуры". Его эстетство не ограничивается одной лишь созерцательностью - в своем максимализме оно не знает никаких границ, оно ломает все границы. Все, что не желает или не может измеряться законами красоты и стиля, для него болезненно и достойно гибели. "Жизнь заслуживает оправдания лишь как явление эстетическое". Это - не только констатация, не только позиция созерцателя, но и призыв к действию, к созиданию каждой конкретной жизни по эстетическим законам. Непрерывное жизнетворчество по этим законам и есть сущность сверхчеловечества. Естественно, что в какой-то момент на его пути оказывается преграждающая дорогу ось нравственных координат. Однако "имморализм" сверхчеловека - на то и имморализм, чтобы при этой встрече не свернуть ни вправо, ни влево, а пройти, как ни в чем не бывало, через нулевюю отметку, не сменяя направления.

Страницы: 1 2

Информация о музыке:

Графическое восприятие нотной записи
Если вы проанализируете свое восприятие нотного текста, то поймёте, что воспринимаете нотный текст «графически», то есть вы не высчитываете, на какой линеечке находится нота, не вглядываетесь в каждую ноту, а видите, по какому принципу построено движение: гамма, арпеджио, интервалы, аккорды и т.д. ...

О красоте пения в храме Св. Софии в Константинополе
О эстетической стороне богослужебного пения в храме Св. Софии, во время посещения его послами Св. блгв. князя Владимира, нельзя судить, во-первых, не слышав этого пения, во-вторых, с точки зрения современного человека, воспитанного на плодах достижений западноевропейской музыкальной цивилизации. Ве ...

Bee Gees
Bee G ees Барри Гибб (р.1 сентября 1946, Манчестер, Англия), и его младшие братья-близнецы Робин Гибб и Морис Гибб (р. 22 декабря 1949) были тремя из пяти детей Хью Гибба, лидера одной группы, и Барбары Гибб, бывшей певицы. Все трое с детства тяготели к музыке, и их первые выступления проходили в м ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fairmusic.ru