Станислав Нейгауз - педагог

Информация » Станислав Нейгауз - педагог

Страница 1

Евгений Левитан

. И ветер, жалуясь и плача,

Раскачивает лес и дачу

Не каждую сосну отдельно,

А полностью все дерева

Со всею долью беспредельной,

Как парусников кузова

На глади бухты корабельной.

И это не из удальства,

Или из яркости бесцельной,

А чтоб в тоске найти слова

Тебе для песни колыбельной.

Б. Пастернак.

Прошло немногим более двадцати пяти бет, как ушёл из жизни Станислав Генрихович Нейгауз. Сейчас начинаешь осознавать, что не стало единственного в своём роде артиста, вместе с которым исчез с фортепианной эстрады прекрасный и благородный романтический герой.

Думается, неменьшая потеря настигла и фортепианную школу, лишившуюся талантливого педагога. Принадлежность к лучшим традициям отечественной культуры и редкая самобытность, нравственный максимализм и душевная щедрость, высочайшее профессиональное мастерство и несравненное человеческое обаяние, – столь же редкостные, сколь и драгоценные в наше сложное время, – создавали вокруг него атмосферу всеобщей любви и притягательности.

За недолгий в педагогике срок Станислав Генрихович успел сделать немало.1 В его классе получил первую премию на конкурсе им. П. И. Чайковского Владимир Крайнев, стали лауреатами международных конкурсов Раду Лупу, Андрей Никольский, Брижит Анжерер, продолжительное время были его учениками Евгений Могилевский, Елена Рихтер, Русудан Хунцария и другие известные пианисты.

Но педагогические устремления С.Г.Нейгауза не ограничивались воспитанием лауреатов. Основной смысл педагогики он видел в создании почвы для повсеместного распространения и повышения музыкальной культуры.2

Именно поэтому в классе С. Нейгауза не существовало «табели о рангах»: играл ли на уроке известный пианист, начинающий ли студент – «субординация» для профессора не имела никакого значения. Всё внимание его сосредоточивалось на художественных задачах исполняемого произведения. Подобный нравственно-психологический климат в классе С. Нейгауза давал возможность всем без исключения ученикам воспринять одну из самых ярких укол в истории фортепианного искусства.

Писать о педагогике столь своеобразного художника как Станислав Нейгауз нелегко. Конечно, как всякий большой мастер, он имел свою методику, систему. Но всё же главное воздействие на учеников оказывала излучаемая Учителем необыкновенная поэтичность, одухотворённость – качества, едва ли поддающиеся воспроизведению пером.

Тем не менее, посещая класс С. Г. Нейгауза (в период с 1969 по 1979 гг.) – как ученик, слушатель, участник различных бесед, автор этой статьи считает своим долгом попытаться дать читателю представление о педагогических принципах одного из выдающихся советских пианистов.

Высокий гуманизм традиций русской культуры был той почвой, на основе которой развивалась творческая деятельность Станислава Нейгауза. В этом смысле он был художником, вписавшимся в одну из тенденций нашего времени, испытывающей ностальгию по традиции, классической ясности и простоте, человечным эмоциям «чеховской окраски»; тенденцию, проникшую в литературу, театр, архитектуру.3

В исполнительском искусстве эту тенденцию тонко и глубоко заметил Л. Е. Гаккель: « . Человек за роялем это тот, кто одухотворяет механизм и ремесло, охраняет ценности человека во времена научно-технического романтизма . Скажем, надеясь быть понятными: музыкальное искусство, музыкальное исполнительство нуждаются сегодня в профессионалах танеевского типа, деятельности во имя поддержания связи между людьми на основе общего нравственного опыта . (Художник, кого мы сегодня почитаем оплотом нового гуманизма, оплотом «танеевского» в родном исполнительском искусстве, – С. Рихтер). Но какая же редкость «танеевец» в искусстве пианизма! И как же далеко ушли мы от танеевского в нашем алкании ярких, необычных личностей! А между тем в 80-е годы мы нуждаемся – неужели это ощущение ошибочно? – в гениальной правильности, гениальной строгости, гениальной традиционности – во имя гуманизма в бурном, бурном мире» (I, с. 47). Думаю, в русле этих рассуждений можно сказать, что «танеевского типа» и эстетика школы Г. Г. Нейгауза, а к музыкантам – «танеевцам» вслед за Святославом Рихтером причислим целый ряд лучших представителей этой школы, где Станислав Нейгауз по праву займёт одно из первых мест.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Информация о музыке:

Смертельная болезнь и исцеление Езекии
Благочестие совершает великие деяния. Оно влечет за собой вознаграждение в земной и вечной жизни. Об этом говорят письменные и печатные свидетельства: Божественное блаженство вездесуще и обещано и в этой, и в будущей жизни. Однако когда я исчисляю годы жизни благочестивых детей Божьих, то нахожу, ч ...

Эндрю Боун (Andrew Bown)
Эндрю, известный также как "Язвительный" из-за своего острого ума, является мультиинструменталистом группы и, хотя он вряд ли это признает, - фантастическим музыкантом. Кроме клавишных, гармоники и гитары, на которых он играет на сцене со Status Quo, он еще и великолепный басист. Мало кто ...

Full Devil Jacket
Full Devil Jacket Несмотря на свое "дьявольское" название и похожий сценический имидж эта команда из Джексона (штат Теннеси) не имеет ничего общего с сатанистами. "Full devil jacket" образовался в 1995 году, когда Кит Фостер (ударные) и Майк Ривз (гитара) начали подыскивать баси ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fairmusic.ru