Специфика "детской" музыки как жанра

Страница 1

Общественная потребность в выделении для детей "своего" жанра музыкального искусства отражает почти все многообразие жизни, все ее стороны и проблемы: любовь к родной стране, прошлое народа общение с природой, нравственный мир личности, тонкие душевные состояния. В то же время, образный строй музыки для детей достаточно специфичен. Детям близки образы, так или иначе связанные с их интересами и их бытом – игрушки, сказочные персонажи, по-детски воспринимаемые образы животных и зарисовки природы. При этом, как замечает "детский" композитор М. Ройтерштейн, "есть немало таких образных сфер, которые совершенно не актуальны для детской музыки. Таковы выражения чрезмерно острого драматизма или глубокого отчаяния, трагедийная или эротическая тематика" (47, с.17).

В музыкальной литературе, адресованной преимущественно детям младшего школьного возраста, с тонкой педагогической интуицией воплощены задачи музыкально-творческого развития детей. Несмотря на различие стилевых почерков композиторов, обусловленных идейно-художественными, воспитательными и педагогическими тенденциями той или иной эпохи, предельно ясно выступают общие для всех композиторов музыкально-эстетические и педагогические принципы. Это, прежде всего, выпуклая, почти зримо ощутимая образность, лаконичность и четкость музыкальной формы, конкретность выразительных средств музыкального языка, техническая доступность исполнению.

Значительная часть музыкальных сочинений для детей написана в инструментальном (миниатюры) и вокальном (песни) жанрах. Их доступность детскому восприятию определяется, прежде всего, словесным текстом вокальной музыки и программностью – инструментальной.

Так, инструментальная музыка включает в себя, в частности, немалое количество фортепианных пьес. Истоки клавирной "детской музыки" относятся к первой половине ХVIII века, когда композитор, исполнитель и педагог почти всегда совмещались в одном лице. Известно, что, например, Ф. Куперен, Ж.-Ф. Рамо, Д. Скарлатти, И. С. Бах в своих сочинениях решали не только художественные, но и педагогические задачи.

Этапным для истории "детской музыки" стал XIX век. "Р. Шуману – вот кому суждено было своим поэтическим "Альбомом для юношества" сблизить дух и выразительные средства педагогической литературы с содержанием и формой современной музыки, с языком романтиков", - обобщает Л. Баренбойм [7, с. 198]. В "Альбоме для юношества" (1848), а также в более раннем цикле "Детские сцены" (1832) нашли отражение как образный мир ребенка, так и понимание его психологии композитором, что проявилось, в частности, в программных названиях пьес: "Бедный сиротка", "Смелый наездник", "Веселый крестьянин", "Дед Мороз", "Первая утрата" и другие.

В русской музыке по такому же пути пошел П. И. Чайковский, создав "Детский альбом" (1878). Этот цикл миниатюр заложил основы русской фортепианной литературы для юного слушателя и исполнителя. Все пьесы "Детского альбома" своими программными названиями также обращены к миру ребенка: "Игра в лошадки", "Мама", "Марш деревянных солдатиков", "Болезнь куклы", "Старинная французская песенка", "Нянина сказка" и другие.

Особенно активизировалось сочинение детской музыки в XX веке. Западноевропейскую линию музыки для детей представляют сочинения Б. Бартока, К. Орфа, П. Хиндемита, Б. Бриттена, отечественную - сочинения А. Гречанинова, С. Прокофьева, Д. Шостаковича, А. Хачатуряна, Д. Кабалевского, В. Гаврилина, С. Слонимского и многих других композиторов.

При всем различии образного содержания и музыкального языка их произведения объединяет самобытный комплекс традиционных и новаторских средств выразительности. Так, своеобразной фортепианной "школой" является цикл в 6 тетрадях "Микрокосмос" (1926-1939) венгерского композитора Б. Бартока. Анализируя "Микрокосмос", Л.Гаккель останавливается и на "красоте музыкальных идей", и на особенностях музыкального языка: "красота музыки – вот в чем содержательное богатство "Микрокосмоса". Спору нет: труднее постичь красоту непрограммной музыки, нежели прелесть фольклорных обработок (цикл "Детям") или пьес изобразительного плана, но в том то и состоит специфика "Микрокосмоса", его единственное положение в инструктивной литературе целого столетия (мы вряд ли преувеличиваем), что смело обойдены нормы детской музыки романтизма (программность!), что в перекличке с баховскими "Инвенциями" созданы великолепные примеры музыкальной логики, действия непреложных законов музыкального языка… – в том числе и языка фольклора" [14, с. 170].

Страницы: 1 2

Информация о музыке:

Загадочный канон Рамоса де Парехи
Загадочный канон Рамоса де Парехи С.Лебедев Историк, изучающий музыкальную культуру в ее совокупности, не может игнорировать любые свидетельства этой культуры, если такие свидетельства способны приблизить нас к адекватному восприятию музыки, что представляет настоящую проблему особенно в отношении ...

Строчное пение
В истории русского многоголосия строчное пение предшествовало партесному и некоторое время существовало параллельно с ним. Впервые строчное пение становится известным в практике новгородских мастеров пения. В памятнике сороковых годов XVI века "Чин архиепископа Новгорода и Пскова", отража ...

Семейные традиции
Фамилия Бахов представляет собою чрезвычайно замечательный пример наследственной, из поколения в поколение передаваемой талантливости. Все Бахи – восходящие, нисходящие, боковые, за долгий период трех полных столетий были более или менее артисты, и именно музыканты. Отец, дядя, дед, прадед, братья, ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fairmusic.ru