Народный гимн А. Львова

Информация » Народный гимн А. Львова

Страница 2

И вот этот русский воин — музыкант в начале 30-х годов оказался человеком, очень близким к императорской семье. Человеком, не только вхожим к императору по долгу придворной службы, но и благодаря личной дружбе, которой царь удостоил замечательного русского дворянина. Их связывали почти родственные отношения: император Николай I был посаженым отцом на свадьбе Александра Федоровича и крестным его детей.

А.Ф. Львов нередко проводил вечера в царской семье, аккомпанируя на скрипке пению великой княжны Ольги Николаевны. Он писал музыкальные пьесы для домашних концертов у царя: Николай Павлович играл на трубе, а его супруга Александра Федоровна аккомпанировала ему на фортепиано. А иногда А. Львов устраивал для царской семьи квартетные вечера, на которых сам исполнял партию первой скрипки, а граф М. Виельгорский — виолончели. Алексей Федорович аранжировал богослужебные напевы для удобства исполнения: император с семьей любил по вечерам петь православные молитвы.

В 1832 г. А. Львов сопровождал Императора в официальной поездке в Австрию и Пруссию, где его, как обычно, приветствовали русским гимном, созданным на основе «God, save the King». Главной целью зарубежного визита царя было восстановление Священного союза христианских государств Европы. Но это не получалось. Все были «за», но никаких практических совместных шагов не предпринимали. «Священный союз» бездействовал. Постепенно охладевали отношения России с Англией. Уже не за горами был венгерский кризис (1849), приведший (1854) к Крымской войне с участием Англии и Франции против России. Император, по-видимому, делился некоторыми сомнениями со своим другом А. Львовым. Что же произошло затем?

Об этом сам композитор написал следующие строки: «В 1833 г. Граф Бенкендорф сказал мне, что государь, сожалея, что мы не имеем своего народного гимна и скучая слушать музыку английскую столько лет употребляемую(4), поручает мне попробовать написать гимн русский. Эта задача показалась мне весьма трудною, когда я вспомнил о величественном гимне английском, оригинальном гимне французов и умилительном гимне австрийском. Я чувствовал надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войск, годный для народа — от ученого до невежды. Все эти условия меня пугали, и я ничего написать не мог. В один вечер, возвратясь поздно домой, я сел к столу, и в несколько минут гимн был написан. Написав эту мелодию, я пошел к Жуковскому, который сочинил слова («Молитва русских» — таково было первое название гимна), но как не музыкант, не приноровил слов к минору окончания первого колена. Однако положив гармонию простую, но твердую, я просил графа Бенкендорфа послушать. Он сказал государю, который вместе с императрицей и великим князем Михаилом приехал слушать гимн в Певческий корпус (23 ноября 1833 г.), где я приготовил весь хор и два оркестра военной музыки. Государь, прослушав несколько раз, сказал мне «C’est superbe». Мигом музыка гимна разнеслась по всем полкам, по всей России и, наконец, Европе».(5)

Некоторые подробности реакции государя на первом, закрытом исполнении гимна сохранились в воспоминаниях Е.Н. Львовой Она, в частности, отмечала, что по требованию Николая I гимн исполнялся четыре раза подряд, после чего царь обнял, поцеловал Львова и сказал: «Спасибо, спасибо, прелестно, ты совершенно понял меня».(6)

Первая публичная «презентация» гимна состоялась в Москве, в Большом театре. Вот как трогательно, с любовной детализацией малейших подробностей описана она в газете «Молва». «Вчера 11 декабря (1833 г. — ВГ.), Большой Петровский Театр был свидетелем великолепного и трогательного зрелища, торжества благоговейной любви народа Русского к царю Русскому. < .> Ожидание было главным, господствующим чувством. Наконец, поднялась занавесь, и огромная сцена театра пред глазами зрителей наполнилась великолепною труппой, простиравшейся до трехсот человек. Кроме певцов и певиц, вся русская драматическая труппа, театральная школа, одним словом, все, что имело голос, что могло петь, соединилось и составило собою хор необычайный, единственный. К полному оркестру театра присоединена была полковая музыка и оркестр хроматический (из трубачей). При первом ударе невольное влечение заставило всех зрителей подняться с мест. Глубочайшее безмолвие царствовало всюду, пока г. Бантышев своим звонким, чистым голосом пел начальное слово. Но когда вслед затем грянул гром полкового оркестра, когда в то же мгновение слилась с ним вся дивная масса поющих голосов, единогласное «Ура» вырвалось в одно мгновение из всех уст, потрясая высокие своды огромного здания. Гром рукоплесканий заспорил с громом оркестра . Все требовало повторения. И снова раздались те же клики, те же рукоплескания! Казалось, одна душа трепетала в волнующейся громаде зрителей, то был клич Москвы! Всея России! Боже, Царя храни. Этот клич останется навсегда призывным кликом России на пути к совершенству и славе».(7)

Страницы: 1 2 3 4 5

Информация о музыке:

Г.Нейгауз о принципах аппликатуры
Говоря об аппликатуре, важно установить её верховный художественно верный принцип. Всё остальное тогда естественно из него вытекает. А главный принцип заключается в следующем высказывании: наилучшей является та аппликатура, которая позволяет наиболее верно передать данную музыку и наиболее точно со ...

Человек и музыка: нетрадиционный подход к проблеме
Человек и музыка: нетрадиционный подход к проблеме Хоменков А. С. "Из множества неразгаданных тайн мира самой глубокой и сокровенной остается тайна творчества." Стефан Цвейг Эти слова можно было бы поставить в виде эпиграфа не только здесь, но и к любой другой обобщающей работе, связанной ...

Инструменты
"Если бомбарда и биниу умолкнут навсегда в Нижней Бретани, прощай веселье, прощай культура страны После исчезновения биниу и бомбарды мы потеряем язык, обычаи . и также быстро, увы! бретонцы станут французами. Молите Бога, чтобы этого никогда не произошло!" Loeuiz Herrieu Биниу браз (bini ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fairmusic.ru